01.01.1970  Просмотров: 3013

Кавказкий узел

Делегация города Мегиона попробовала разобраться в его хитросплетениях

Что происходит на Кавказе? На этот счет существует много точек зрения. Вот наиболее распространенные: Россия, укрепляя собственную безопасность, защищает дружественные осетин и абхазцев от грузинской агрессии; Россия удовлетворяет вновь проснувшиеся имперские амбиции, стремясь вернуть потерянные территории; российское руководство, используя ситуацию на Кавказе, блефует перед странами Европы и США, с целью усиления политического влияния в современном мире; Россия – щедрая душа, вместо того, чтобы сосредоточиться на решении собственных проблем, берется за решение чужих. И так далее и тому подобное. Какой точки зрения придерживаетесь вы? Или у вас есть собственное мнение, которое не вошло в этот перечень? Для того, чтобы понять ситуацию, увидеть ее такой, какая она есть на самом деле, мы – представители администрации города Мегиона во главе с мэром Александром Кузьминым совершили путешествие по Кавказу. Впрочем, понять ситуацию – это задача номер один. Задача номер два – оценить перспективы межмуниципального взаимодействия и наметить совместные проекты, задача номер три – доставить школе-интернату города Цхинвала гуманитарный груз, собранный мегионцами. Знакомство с Кавказом началось с североосетинского города Беслан.

Россия. Северная Осетия. Город Беслан.

Название этого небольшого (всего 32 тысячи жителей) города известно на весь мир.

Первого сентября 2004 года в школу №1, где только что началась торжественная линейка, ворвалась группа вооруженных боевиков. Детей, учителей, родителей – всех, кто находился в тот момент в школьном дворе, а это больше тысячи человек, бандиты загнали в спортзал. 3 сентября в спортзале один за другим прогремели три взрыва и начался штурм. 335 заложников погибли, из них 168 – дети.

У всех, с кем мы разговаривали в Беслане, – скорбь в глазах. Слишком хорошо город помнит, как в каждом дворе оплакивали близких. В некоторых семьях погибли по два, три человека. За четыре года в Беслане родилось много малышей, в том числе и в семьях, которые потеряли детей. Но боль не уменьшилась.

Теперь уже бывшая первая школа закрыта. В полуразрушенном спортзале импровизированный музей. На обгоревших стенах - фотографии детей и взрослых.

Каждый день сюда приходят люди, приносят живые цветы и питьевую воду в бутылках, – заложникам не давали пить, они жестоко страдали от жажды. Между фотографиями прикреплены листочки со стихами на русском языке. Некоторые из них похожи на молитву, некоторые – на древнерусский плач, где в каждой строчке горе, боль и вопросы без ответов: за что? почему?

За что такое горе выпало Беслану? Почему огромная страна не смогла защитить от вооруженных отморозков беззащитных детей, их учителей, родителей? Погибших называют жертвами теракта. Но бесланцы говорят о них, как о героях, в многочисленных рассказах сквозь боль и горечь чувствуется гордость за душевную чистоту и мужество детей и взрослых, которые спасали друг друга ценой своих жизней. Известны случаи, когда вырвавшиеся из адского спортзала, возвращались назад, чтобы помочь другим.

Восьмилетняя девочка каким-то чудом выбралась из спортзала через окно. Люди из-за оцепления кричали ей: - «Беги сюда, к нам». Она постояла немного и… забралась назад. Журналист, которого глубоко тронула судьба этой девочки – он успел этот момент сфотографировать, потратил немало времени уже после теракта, чтобы ее отыскать. К счастью она осталась жива. А в спортзал вернулась потому, что не могла там оставить бабушку.

- Здание школы было оцеплено, за тем, что происходит в непосредственной близости от нас, мы могли наблюдать только по телевизору, - рассказывает редактор районной газеты «Жизнь Правобережья» Лидия Комаева.- И знаете, какой момент меня потряс до глубины души? Когда штурм закончился, и из школы начали выносить и выводить заложников, самостоятельно, поддерживая друг друга, вышли четверо мальчиков. Старшему лет тринадцать, среднему – примерно девять, младшие выглядели на семь. Средний мальчишка увидел бутылку с водой, схватил ее и начал жадно пить. Старший терпеливо подождал, пока он сделает несколько глотков, потом спокойно забрал бутылку, напоил одного малыша, второго, и только после этого напился сам. Этот ребенок, который трое суток мечтал о глотке воды, вел себя как настоящий мужчина!

Что будет с полуразрушенной школой дальше – пока не решено. Обсуждаются два варианта: построить на месте школы храм или законсервировать место теракта в существующем виде, сохранив как музейный комплекс. В этом, несомненно, есть смысл. При условии, что посещение бесланского музея станет обязательным для чиновников всех уровней, чтобы каждый человек, пришедший во власть, понимал всю полноту значения слова «ответственность».

Есть в Беслане и мемориальный комплекс «Город ангелов», где похоронены большинство погибших. Сотни мраморных плит с фотографиями беззаботно улыбающихся мальчишек и девчонок. Имея детей, невозможно не представлять себя на месте обезумевших от горя родителей. Невозможно не чувствовать боль и ненависть, которые уже четыре года сжигают сердца тысяч жителей Беслана.

Но жизнь идет. На улицах города вновь смеются дети. Они должны радоваться, надеяться на лучшее, зная, что у родного города есть будущее. Не случайно из пяти кандидатов на должность главы города в марте этого года бесланчане выбрали самого молодого – двадцативосьмилетнего Маирбека Хубаева. Большинством голосов и уже в первом туре. Скорее после избрания Маирбек Сосланович позвонил своему коллеге Александру Кузьмину в город Мегион и попросил помочь связаться с фондом Натальи Водяновой по поводу строительства детской площадки, такой же, как в Мегионе.

Площадка будет построена в Беслане в 2009 году. Но после личного общения Александра Кузьмина, Маирбека Хубаева и главы Правобережного района (центр в городе Беслане) Руслана Даурова, стало понятно, что с этого проекта сотрудничество двух городов только начнется.

Проблемы Беслана похожи на проблемы многих дотационных муниципалитетов.

Не хватает жилья, недостаточно средств на благоустройство, на развитие культуры, спорта, были случаи, когда детские сады приостанавливали свою работу, из-за того, что не было денег на продукты. Из предприятий стабильно работает только завод по производству спиртоводочной продукции и шампанских вин. Журналисты городской и районной газеты едва ли не в каждом номере бьют тревогу по поводу распространения пьянства и наркомании.

И это в Северной Осетии, где ветки деревьев в садах ломятся от урожая, вершины гор играют облаками, минеральные источники лечат от тысяч недугов, а от избытка кислорода с непривычки кружится голова!

Нам рассказывали про французскую журналистку, которая очень боялась ехать в Северную Осетию. Затем, восхищенная красотой этого края, воскликнула:

- Почему нигде не говорят и не пишут о том, как прекрасна ваша земля?

Руководители Беслана хорошо представляют возможности для развития туризма и связанной с этим направлением инфраструктуры. Говорят, что готовы оказать максимум содействия каждому, кто придет сюда с чистыми намерениями – заработать, помогая городу и району.

В Мегионе нет фруктовых садов и гор с минеральными источниками. Но есть то, чего никогда не будет в Беслане – настоящий Новый год. Со снегом, ледяными горками, яркой иллюминацией.

- Наши дети не знают, что такое Новый год, у нас этот праздник не чувствуется так, как в Сибири, - посетовали наши осетинские коллеги. У нас тут же возникла идея, даже две. Во-первых, пригласить группу бесланских школьников к нам на зимние каникулы, во-вторых, организовать в Мегионе продажу бесланского шампанского.

Но первые гости из Беслана приедут в Мегион 6 декабря, на турнир по дзюдо среди сильнейших спортсменов мира.

Прощаемся как добрые друзья. Бесланчане улыбаются и на душе от этого очень хорошо.

Республика Южная Осетия. Город Цхинвал.

Когда мы любовались природой Северной Осетии, местные жители удивлялись:

- И что вам тут так нравится? Вот в Южной Осетии – настоящая красота.

«Настоящая красота» вызвала настоящий восторг. Высокие горы с заснеженными вершинами, склоны которых раскрашены яркими осенними красками, горные ручьи и речушки, особый, горный воздух и радостное солнце.

После пограничного кордона, в нашей машине ежеминутно кто-нибудь восклицал:

- Смотрите, как красиво!

Лишь коллега, отдыхавшая летом в Италии, молчала. После Альп осетинские пейзажи ее не волновали.

И вдруг:

- Смотрите как красиво!

Дорога вынырнула на открытое пространство. В долине, окруженной горами, лежит Цхинвал. Численность населения Южной Осетии – около 70 тысяч человек. В столице живет половина населения республики.

Я раньше думала, что право родиться и жить в таких божественно прекрасных местах дается только человеку, душа которого в прошлых жизнях это заслужила. Сейчас не знаю, что думать. Если Бог создал на земле уголки рая, то почему он допускает такие страдания для живущих там людей?

Осетины – единый народ. Древнее название когда-то единой страны - Алания. Географически на Северную и Южную Осетию Аланию делит горный перевал, через который мы проехали. Во времена Советского Союза, когда административные границы не имели особого значения, Северная Осетия вошла в состав Российской Федерации, Южная Осетия – в состав Грузии. Отсюда все проблемы.

Проезжаем одно за другим два грузинских села. Еще недавно богатые и полные жизни селения полностью уничтожены. Разрушен каждый дом. Дома большие, крепкие (отстраивали поколениями и на века) стоят без крыш и окон. Вокруг домов сады – яблоки, груши, хурма, виноград – ветки гнутся под тяжестью урожая. И ни одной живой души. Мы примолкли, настроение у всех резко ухудшилось.

У нас, у россиян, в крови не доверять власти, искать подвох в официальных сообщениях. Про конфликт в Южной Осетии писали и пишут разное. Но официальная позиция Правительства РФ непоколебима: операция по принуждению к миру направлена на защиту мирных жителей Южной Осетии.

И вдруг эта картина – методично уничтоженные – один за другим дома простых тружеников. Позже нам объяснили, что отсюда велся обстрел Цхинвала установками «Град», мирных жителей здесь уже не было.

«Спасибо, Россия!», «Спасибо Путин!», «Россия и Осетия вместе на века!» – этими надписями, написанными на заборах, на стенах зданий, на камнях, встречает въезжающих путников Цхинвал.

Город кажется каким-то нереальным. Словно нас занесло на съемочную площадку, где установлены декорации к художественному фильму о войне. Разрушенные и полуразрушенные здания, люди, разгребающие завалы…

В здании мэрии нет стекол, в коридорах множество кое-как одетых людей. Пострадавшим полагаются разовые выплаты в размере 1 тысяча рублей на человека. Выплачивается также материальная помощь в связи с нанесенным ущербом. Размер зависит от количества членов семьи и степени ущерба, – от двадцати до пятидесяти тысяч рублей (пятьдесят – это если состав семьи пять и более человек или все имущество полностью уничтожено). Выплаты осуществляются из средств резервного фонда правительства Российской Федерации (у абсолютного большинства жителей Южной Осетии российское гражданство). Чтобы оформить выплаты необходимо предоставить документы. Документов у многих нет – сгорели во время пятидневной войны. Пока документы не будут восстановлены, денег не будет. А положение отчаянное. В этой ситуации гуманитарная помощь, поступающая из разных регионов нашей страны, – настоящее спасение. Распределение гуманитарного груза координирует комитет государственного контроля и экономической безопасности республики.

После взаимных приветствий, которыми обменялись мэр Мегиона и руководители Цхинвала, едем в осетинское село Хетагурово. Оно первым подверглось нападению.

Полуразрушенные дома, пустые улицы. Подхожу к двум пожилым мужчинам и женщине. Прошу рассказать, что им пришлось пережить. Говорят, что когда начался обстрел, они спрятались в подвалах. Три дня сидели в укрытии, только увидев российских военных, поняли, что спаслись. О судьбе односельчан ничего не знают. Одни сумели эвакуироваться во Владикавказ, другие были захвачены в заложники и до сих пор не вернулись, двоих жителей села расстреляли на месте, несколько человек ранено.

Машины с беженцами, направляющимися в Северную Осетию, расстреливали танками. В машинах горели женщины, дети. Мы побывали на этой дороге, ставшей для десятков людей дорогой смерти. Сейчас об этом преступлении напоминают только искореженные обгоревшие автомобили.

В Цхинвале рассказали удивительную историю про женщину, у которой десять детей. Муж с двумя старшими сыновьями ушел воевать, а она с младшими спряталась в подвале дома. Самому младшему – 8 месяцев. Трое суток мать затыкала ладошкой малышу рот, чтобы грузины, которые ходили сверху и хвастались, сколько осетин они уже уничтожили, не услышали плач ребенка. Когда удалось вырваться, выбежали на дорогу и пешком направились во Владикавказ. Мимо на машине ехала настоятельница одного из монастырей, расположенного в горах, забрала путников к себе. Там, в монастыре дождались мира.

- Вы чувствуете помощь России? – спрашивали мы у самых разных людей.

И неизменно слышали в ответ, что Россия спасла и продолжает спасать Южную Осетию и осетин.

Россия помогает восстанавливать город. Повсеместно работают строительные бригады из разных регионов страны, восстановлено электроснабжение, из Северной Осетии тянут газ. Системы централизованного отопления здесь не было, отапливались газом, но сейчас газоснабжение из Грузии прекращено. До холодов газ подвести не успеют.

- Как вы зимовать собираетесь? - первое, что спросил Александр Кузьмин, когда наша делегация прибыла в Цхинвальскую школу-интернат. Воспитанники размещены в приспособленном помещении. В здании идут уроки и, одновременно, ведется ремонт. В помещении уже холодно, а впереди зима. Зимой в Цхинвале морозы бывают за минус двадцать.

Сотрудники в ответ разводят руками:

– Делаем все, что можем. Как-нибудь перезимуем, слава богу, электричество есть.

- Запишите, - говорит мне Кузьмин, - Нужны печки и топливо в брикетах.

В школу-интернат мы привезли с собой детскую одежду, в том числе теплые куртки, комбинезоны. А также игрушки и канцелярские принадлежности, - все это собрали мегионцы специально для детей Цхинвала. На спецсчет школы-интерната перечислены деньги, собранные жителями Мегиона – более 650 тысяч рублей. Для Южной Осетии это очень серьезная сумма.

Нас, а в нашем лице, всех жителей Мегиона, принявших участие в сборе гуманитарной помощи, от всей души благодарят.

- Оксана, - просит меня директор школы-интерната Роланд Тадеев, – передайте всем жителям вашего города огромное спасибо. Для нас любое внимание сейчас очень важно.

Жители Южной Осетии благодарны не только за деньги и вещи, но и за отношение, которое проявляет наша страна, на всех уровнях, от государственного до бытового. У осетин сегодня на первом месте Бог, на втором Россия, на третьем Медведев с Путиным.

Великая и сильная Россия, где к власти наконец-то пришли люди с государственным мышлением. Осетия должна стать единой республикой в составе России, – это говорили и молодые, и пожилые осетины - чиновники, журналисты, пенсионеры.

Августовские события в Южной Осетии простые цхинвальцы называют войной, не соглашаясь на такие термины, как «конфликт» или «операция по принуждению к миру».

- Это война, развязанная Грузией с целью полного уничтожения осетинского народа, - говорят они.

Время нашего визита в Цхинвал было крайне ограниченным, но мне удалось пообщаться с журналистами и редакторами республиканских газет «Хурзарит» и «Южная Осетия».

- Грузии нужны наши земли, но не нужен наш народ. Если бы российские войска начали операцию на полчаса позже, вам бы не с кем сейчас было разговаривать, - говорит главный редактор газеты «Хурзарин» Юрий Габараев, - живых в Цхинвале просто бы не осталось.

Юрий убежден, что в основе неприязни грузинской администрации к осетинскому народу лежит исторические пророссийские настроения осетин.

Двести тридцать четыре года назад было юридически оформлено добровольное вхождение Осетии в состав России.

Любопытные аналогии приводит цхинвальская газета «Единство»:

«На переговорах о присоединении Осетии к России, которые проходили в крепости Моздок, Осетия была представлена разнородным в социальном отношении составом, что свидетельствует о том, что идея присоединения поддерживалась не только социальными верхами, но и была популярна среди широких слоев населения.

В ходе переговоров обсуждались следующие вопросы: присоединение Осетии к Российской империи (аналог нынешнего обращения в Госдуму), возобновление осетинского подворья в Осетии, учреждение военной крепости, военных форпостов, которые способствовали бы прекращению междоусобных войн (нынешние миротворцы), разрешение осетинам выселиться на предгорную равнину (возвращение беженцев), защита от нападения кабардинских князей (гарантии безопасности)».

Через двести с лишним лет от того исторического события, Южная Осетия оказалась на исходных позициях. Северная часть благополучно пребывает в составе России до сего дня.

Естественно, что Южная Осетия стремится соединиться с Северной и стать полноценным российским регионом.

-Ультранационалистические настроения, которые преобладают у руководителей Грузии со времен развала Советского Союза, не позволяют осетинам, а также абхазам, да и другим малым народам чувствовать себя полноценными гражданами. «Грузия – для грузин», - этот лозунг провозглашенный в девяностых Гамсахурдия, актуален до сих пор. Негрузины – люди второго сорта. Россия – многонациональная страна, в которой преуспеть может каждый, независимо от национальности, проявляя лишь качества личности. В Грузии сейчас это невозможно. Каждый человек имеет право жить, создавая собственное счастье в мире с другими людьми. Режим Саакашвилли лишил нас права на все, даже на жизнь. Поэтому мы стремимся в Россию. А Грузия стремится в НАТО. Войдя в НАТО, мы становимся противниками наших братьев, живущих в Северной Осетии. Как мы можем такое допустить? Как мы можем стать врагами России? Грузии проще уничтожить нас, чем изменить наше отношение, - поясняет Габараев.

Осетия и во времена Российской империи была форпостом России на Кавказе и сейчас готова выполнять эту роль, предоставив свою территорию для размещения российских войск. Осетины понимают, что это уже будет граница не России и Грузии, а России и НАТО.

На грузинских военных была форма натовского образца, среди солдат видели наемников-арабов, южно-африканцев, украинцев. Пленные свидетельствуют, что к войне их готовили натовские инструкторы.

- Для нас самое невыносимое – это неопределенность. Очень тяжело, но все-таки можно пережить смерть близких, можно собраться с силами и восстановить дома, наладить нормальную жизнь в послевоенном городе. Но когда ты собрал последние силы и заставил себя жить дальше, в надежде, что самые страшные испытания закончились, а эта же самая ситуация повторяется снова и снова, то это вызывает сильное психологическое напряжение, - говорит председатель госкомитета по информации и печати Ирина Гаглуева. - До сих пор мы не можем сказать, что война закончилась, нас продолжают обстреливать, зона безопасности опять напичкана оружием и спецподразделениями. Международные наблюдатели демонстрируют бессилие, намерено или специально. Очевидно, что Грузия, за которой стоят очень серьезные силы не отказалась от военных планов. Есть сведения, о том, что недавно сюда вновь прибыли в большом количестве инструкторы из США. Они готовят грузинских военных, высших офицеров готовит Пентагон. То есть совершенно ясно, что так легко проблема не решится.

Жители Цхинвала страдают не только от холода, голода, страха и неопределенности. Они страдают от того, что мир не получил и не получает объективной информации о ситуации в Южной Осетии. Ирина Гаглуева уверяет, что в зону безопасности не пускают журналистов. Предлог – нет гарантии безопасности. Но истинная причина, по мнению Гаглуевой, - стремление скрыть происходящие там военные приготовления. Если бы наблюдатели были заинтересованы в предоставлении объективной информации, то сумели бы обеспечить беспрепятственную и относительно безопасную работу журналистов.

К деятельности представительства Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) у неофициального Цхинвала (официальный вынужден соблюдать политкорректность для поддержания процесса урегулирования) крайне негативное отношение. Цхинвальцы считают, что миссия, которая не смогла предотвратить нападение (если она того хотела) могла хотя бы предупредить о нем мирное население. Даже родственники из Грузии звонили своим близким в Цхинвал 7 августа и предупреждали о выдвигающейся грузинской армии. Осетины в своих рассказах приводят факты, подтверждающие шпионаж миссии ОБСЕ в пользу Грузии и тенденциозность в изложении ситуации в отчетах, направляемых в штаб-квартиру в Вену.

А вот факты, которые приводит в своем интервью политолог Инга Кочиева:

- Глава Цхинвальского офиса Гржегор Михальски, находившийся вместе с двумя сотрудниками в первую ночь агрессии, отказался пропустить в благоустроенное и надежное укрытие жителей ближайшего разрушенного дома. Он сказал, что «офис не приспособлен для таких целей». Цхинвальский офис миссии ОБСЕ был эвакуирован 8 августа в Тбилиси, для этого грузинская сторона создала специальный коридор. Но почему Михальски побоялся пустить в помещение простых людей, бежавших от смерти? 10 августа в офисе миссии была обнаружена пачка листовок, в которых неизвестно от чьего имени содержалось обращение к «дорогим согражданам, которые ценой огромных жертв отстояли свою независимость». Кто заранее заготовил эти тексты, о какой независимости идет речь? Найденные в подвале в большом количестве книги «главы временной администрации Южной Осетии» Дмитрия Саакоева (ставленник Тбилиси в республике Южная Осетия – ред.), проливают свет не только на вопрос авторств этих обнаруженных листовок, но и на деятельность миссии ОБСЕ в Грузии, которая помогала расчищать платформу для воцарения марионетки в захваченной Южной Осетии.

Раскачивая ситуацию на Кавказе, через нестабильность на границе, через поток беженцев в Северную Осетию и связанную с этим процессом напряженность в регионе, через массированную и целенаправленную информационную атаку, подрывающую авторитет нашей страны, натовские «кукловоды» стремятся ослабить Россию, - вот правда о ситуации в Цхинвале, которая у нас после визита в Южную Осетию, не вызывает сомнений.

Общаясь с цхинвальскими журналистами, мэр Мегиона твердо пообещал, что все внешние информационные возможности Мегиона будут в распоряжении Южной Осетии.

- Мир должен знать правду о том, что здесь происходит. Очень важно задействовать максимально возможное количество информационных каналов, - сказал Александр Кузьмин.

Первое, что мы сделали, вернувшись домой, – разместили баннер сайта Южной Осетии на официальном сайте Мегиона и обратились к нашим информационным партнерам с просьбой транслировать осетинские новости, опираясь на первоисточник.

Прощаясь с коллегами-журналистами я подумала, что Цхинвал перестал для меня быть чужим городом, с этого момента слушая новости из Южной Осетии, я буду представлять их лица. Я знаю, о чем они мечтают больше всего на свете – мирно жить на своей родной земле под надежной защитой России.

Республика Абхазия. Города Гагра и Сухум.

Цхинвали, Гагры, Сухуми – это все грузинские варианты названий всем известных городов. Осетины называют свою столицу Цхинвал, абхазцы свои города - Гагра и Сухум.

Красива природа Северной Осетии, великолепна Южной Осетии. Абхазия – это совсем другой мир. Если в Осетии в октябре уже царит золотая осень, раскрашивая в свои цвета склоны гор, то в Абазии еще лето. Буйная субтропическая зелень, в садах спеют мандарины и киви. Температура - плюс 27 градусов, немногочисленные отдыхающие плещутся в море.

В Абхазии я была на экскурсии ровно два года назад. Разрушенные, покинутые жителями особняки, серые, советского образца многоэтажки и здравницы – казалось, что жизнь здесь замерла на много-много лет. Энтузиазм молодого экскурсовода по имени Фуршет, который уверял, что пройдет совсем немного времени и Абхазия вернет себе статус одного из лучших курортов региона, вызывал что-то вроде сочувствия.

И вот я снова в Гагре. За два года фантастические изменения. Свежая краска на фасадах зданий, рекламные щиты, улыбчивые (а не измученные) лица людей. Сделать еще предстоит очень и очень многое, и жить пока трудно, но процесс идет!

30 сентября 2008 года Абхазия отметила пятнадцатилетие победы в грузино-абхазской войне. Здесь называют эту войну Отечественной. Неприязнь между Грузией и Абхазией историческая. Самый тяжелый удар со стороны Грузии спровоцировал Сталин. В 1936 году на республику обрушился террор, который привел к полному уничтожению политической и интеллектуальной элиты абхазского народа. Усиленными темпами проводилась политика грузинизации: были закрыты абхазские школы, грузинизированы абхазский алфавит и топонимика, началось переселенческое движение грузинского населения в Абхазию. Открытая антиабхазская политика грузинских властей стала причиной многотысячных митингов и демонстраций с требованием выхода Абхазии из состава Грузинской ССР, проходивших в 1957, 1964, 1978, 1989 годах.

В августе 1990 года сессия Верховного Совета Абхазии приняла Декларацию «О государственном суверенитете Абхазской ССР».

Два года спустя грузинские войска вторглись на территорию Абхазии. А через год абхазский народ праздновал победу, потеряв более пяти тысяч человек. Война нанесла непоправимый экономический ущерб, который усугубился изоляцией Абхазии. Правительство Ельцина считало события в республике проявлениями сепаратизма.

Поэтому республика до сих пор в руинах.

В отличие от Южной Осетии, где никто не упоминал о факте признания независимости (на фоне происходящих там событий это казалось естественным), в Абхазии заявление Президента Медведева расценивают как нечто судьбоносное, повод для национального праздника. Тут же в Абхазию хлынул поток делегаций разных регионов России с целью налаживания взаимовыгодного сотрудничества (мы в этом смысле оказались далеко не первыми).

Впечатления после Беслана и Цхинвала были столь тяжелы, что, честно говоря, в Абхазию ехать уже особо не хотелось. Но эта часть нашего путешествия оказалась самой радостной. Сначала мэр города Гагра Астамур Кецбе а затем и его коллега из Сухума Алиас Лабахуа заразили своим оптимизмом и энтузиазмом. Планов у обоих градоначальников громадье. И цель понятна – вернуть курортам Абхазии былую славу.

- Сколько времени потребуется Сухуму, чтобы оказаться на тех же позициях элитного города-курорта, которые он занимал в восьмидесятых годах пошлого века?- спросила я у Алиаса Лабахуа.

Мэр прищурился на солнышке, бросил взгляд в сторону сверкающего моря, и твердо сказал:

-Четыре года.

Вот так-то, господа. Спешите отдыхать в Гагры и Сухум, пока там все нереально дешево. Обед в ресторане Гагры обойдется в 300-500 рублей, а одноместный номер в гостинице – 2000 рублей в сутки с полным пансионом.

Александр Кузьмин встретился и с Президентом Абхазии Сергеем Багабшем. Высокий, седовласый Багабш чем-то похож на Губернатора Югры Александра Филипенко. Из той же породы политических тяжеловесов.

Мэр Мегиона объяснил нашу миссию – наладить сотрудничество нашего города с городами Кавказа, проложив путь для других муниципалитетов Югры.

- Нам, - сказал Александр Анатольевич, - интересна, прежде всего, возможность организации отдыха – детского и семейного. Условия Крайнего Севера разрушительны для здоровья, выездной отдых, желательно у моря, жизненно необходим. Мы ежегодно большую группу мегионских детей отправляем отдыхать в Новосибирск. Но ведь Абхазия – совсем другое дело!

Багабш, поблагодарив за внимание и интерес к республике, подчеркнул в свою очередь заинтересованность Абхазии в сотрудничестве с одним из самых богатых регионов России – Ханты-Мансийским автономным округом. Сказал, что готов рассматривать любые варианты такого сотрудничества, предложенные другой стороной.

Республике нужно восстанавливать и заново отстраивать санатории и дома отдыха, а на это требуются огромные ресурсы и без инвестиций тут не обойтись. А что касается организации детского отдыха – то Президент всей душой «за». Все школы, которые строились в Абхазии в советское время, находятся на побережье и приспособлены для работы в режиме детских лагерей. За полноценный отдых детворы в прежние времена регионы рассчитывались косметическим ремонтом школ. Не существует проблем для того, чтобы вновь ввести эту же практику.

Конкретные вопросы по организации отдыха будут решены уже в ноябре, с этой целью в Сухум отправится заместитель главы города по социальной политике Игорь Титаренко.

Абхазы готовы активно работать и тоже, подобно осетинам, видят свою республику в составе России. Восстановление отношений с Грузией не представляется возможным, а независимость не дает гарантий безопасности.

«За великую Россию!» – тост, который произносят сегодня и в Южной Осетии, и в Абхазии.

А на Кавказе тосты просто так не говорят. Там не все понятно с соблюдением правил дорожного движения, как нам объяснили «горячие осетинские парни», ловко уворачиваясь от столкновения со встречной машиной, здесь каждый ездит так, как ему удобно, но с правилами гостеприимства и застолья все четко.

Итак, «За великую Россию»! Активно помогая тем, кто с такой надеждой смотрит на нас, возможно, мы действительно вернем себе этот статус. Жаль только, что защищать Южную Осетию и Абхазию приходится от когда-то братского грузинского народа, ставшего заложником преступных деяний своего лидера, который толкает соплеменников на братоубийственную войну.

И в Абхазии и в Южной Осетии нам говорили, что грузины плохие воины. Но дело, наверное, в том, что лучшие сыновья грузинского народа не идут убивать своих ближайших соседей, с которыми переплетены самыми тесными узами. Самый сильный воин тот, кто защищает свою землю.

…Когда возвращались домой, кто-то из нас сказал:

- Непонятно, где побывали, то ли в раю, то ли в аду.

Мы решили, что Бог задумывал Кавказ раем, но люди превращают его в ад. Ад – это ненависть и страх, которые лелеют и взращивают правители, лишенные мудрости и любви к своей земле, к своему народу. Им чужды страдания людей, они безразличны к детским слезам и стонам стариков. Осетины, абхазы, грузины – сотни тысяч жизней и судеб коверкает проклятый кавказский узел, завязанный на стыке геополитических интересов.

Оксана Шестакова,

г. Мегион