21.02.2011  Просмотров: 1661

Мужской разговор

Февральский календарь праздников и знаменательных дат содержит не только «День Святого Валентина», но и день вывода советских войск из Афганистана. И давно стали традиционными в это время различные мероприятия и встречи с участниками боевых действий. Правда, за мирные годы после Великой Отечественной советскому и российскому солдату довелось побывать не в одной и не в двух горячих точках. Их оказалось гораздо больше…

У тех, кто прошел через первую и вторую Чеченские войны, нет своей особенной даты в календаре. Может быть потому, что еще не поставлена точка в этом затянувшемся на долгие годы политическом конфликте. Но память каждого солдата, матроса, побывавшего там, неизбежно хранит день начала и окончания его личной войны.

Алексей Валентинович Шатров достаточно хорошо знаком мегионцам. Во-первых, он школьный учитель и преподает историю, во-вторых, он, участник первой Чеченской войны и возглавляет объединение ветеранов чеченских войн «Поворот». И еще Алексей всегда идет на встречи со старшеклассниками, чтобы рассказать правду о воинской службе и о том, что видел сам. Очередная такая встреча состоялась 17 февраля в библиотеке-филиале №6 по просьбе учеников одного из девятых классов МОУ СОШ №4 (классный руководитель Галина Александровна Семенова).

Конечно, сегодня пользуясь интернетом можно составить свое представление о тех событиях, но вот такие встречи, когда глаза смотрят в глаза, а пережитые чувства непроизвольно вырываются наружу и принимаются слушателями, дают гораздо больше и уму, и сердцу. И самое главное, появляются вопросы, ответы на которые помогают и взрослению, и может быть правильному выбору в дальнейшем. В этот раз, после рассказа о боях в Грозном в 1995 году, который напоминал Сталинград в дни великой битвы, о штурме площади «Минутка», где дрались буквально за каждый метр, о «слоеном пироге» в который превратился Президентский дворец, когда этажи и даже кабинеты были вперемешку заняты русскими солдатами и чеченскими боевиками Алексея спросили – а не жалеет ли он о том, что участвовал в этой войне.

- Когда мне исполнилось 18 лет, и пришла повестка на службу в Армию, уклоняться и не думал. Тогда еще практически не было такого страха перед армией ни у кого. И потом, мой дед служил в Североморском флоте и в годы войны сражался на том единственном участке границы, которую фашисты так и не смогли перейти. Мой отец, также служил на флоте, и я попал в ту же самую часть, в которой служил мой дед, в морскую пехоту. Мы на Чеченскую войну пошли не в самый первый день. Перед отправкой наш командир батальона сказал, что тот, кто считает себя не готовым к участию в этих боях, может тихонько отказаться. Но среди нас таких не оказалось. Пошли все. И потом, уже в Чечне, самым страшным наказанием за какие-то проступки, была отправка домой, в часть. За все время нашего участия в войне я знаю только два случая такого наказания из всего нашего соединения морской пехоты. У нас была жесткая дисциплина и Кодекс Чести морского пехотинца.

Конечно, я не связал свою дальнейшую жизнь со службой в армии, но я знаю, что в случае нужды не буду просто балластом и пушечным мясом. И еще я не буду укрывать от службы в армии своего сына. Там становятся мужчинами…

После этой встречи вспомнились слова Александра Чеботарева, военного журналиста: «У каждого поколения Солдат России свои перевалы, поля битв, свои высоты. Нынешние лейтенанты мало напоминают внешне своих предшественников, тех, кто прошли дорогами поражений и побед Великой Отечественной войны, кто выполнял долг в Афганистане, в других «горячих точках». Есть же главное, незыблемы тот российский дух, та военная наука побеждать, тот невероятный стержень мужества и отваги, благодаря коим, сказано врагом про нашего воина: «Русского морского пехотинца мало убить, его надо пригвоздить штыком к земле. Тогда есть вероятность, что он не поднимется».

Татьяна ЮРГЕНСОН







Возврат к списку